Рука и мозг. Часть 1

«Никогда не давайте уму больше, чем Вы даете руке» – Мария Монтессори.

Монтессори считала, что рука играет уникальную роль в развитии человеческого интеллекта. Люди — единственный вид млекопитающих, обладающие так называемым пинцетным движением, которое предполагает совместную работу большого и указательного пальцев.

Для чего же нужна человеку рука? Как ее может использовать младенец? В момент рождения рука является недействующим инструментом. Поэтому первая задача младенца состоит в том, чтобы подготовить руку к тому, чтобы она стала  инструментом, которым можно работать.

Как плохо действующий инструмент рука младенца пока может выполнять только неточные движения. Эти движения приблизительно соответствуют ­ тому уровню информации, который мозг младенца способен воспринять: сначала он чувствует только текстуру предметов и ощущает свой большой палец во рту. Поэтому уровень мускульных навыков и координации соответствует уровню умственного развития, рука и мозг работают синхронно. Чувственная область соответствует умственной, однако, по мере развития ребенка может возникнуть проблема. Если мозг обгоняет руку, единство заканчивается, и рука больше не кормит ум. Другими словами, когда навыков руки не хватает и в мозг не поступает нужной информации, неразработанная рука начинает сдерживать развитие мозга. Именно эту дилемму стремилась решить Монтессори, подчеркивая необходимость поддерживать развитие руки ребенка с самых ранних лет.

Когда младенец рождается, он владеет удивительным актом рефлексивного хватания. Если Вы мягко погладите его ладошку, то она рефлексивно сожмется на Вашем пальце, иногда с такой силой, которая сможет выдержать всю массу тела ребенка. Поскольку некоторые детеныши животных цепляются за ­мех своей матери как средство выживания, возможно, что это замечательное рефлексивное действие — часть нашей эволюционной истории. В любом случае, оно полностью исчезает у младенцев в течение трех — четырех месяцев.

Самый существенный аспект развития руки младенцев в первые два месяца его жизни — отсутствие намеренного хватания. Рука и кисть действуют как единая единица в захватывающем движении. Если эта единица «рука-кисть» взаимодействует с объектом, она может донести объект до тела. В этом движении нет никакой цели, младенец не способен сгибать свое запястье. «Рука-кисть» работает как одно целое.

В два месяца уменьшается рефлекс хватания, но намеренное хватание полностью еще не сформировано. Только к трем — пяти месяцам, хватание младенцев становится целеустремленным: малыш теперь может преднамеренно достать и схватить предмет. Кроме того, он может обхватить руками объект для того, чтобы получить информацию о нем для мозга. Непрерывная петля обратной связи «рука-мозг-рука» теперь может быть намеренно активизирована младенцем.

Если ребенок не смог развить способность доставать и брать предметы в руки в три — пять месяцев, ему приходится ждать, пока кто-нибудь не вложит предмет в его руки. В этом случае, он может отпустить объект прежде, чем успеет собрать достаточно информации о нем. Точно так же, если он развил способность доставать и хватать предметы, но взрослые не дают ему возможности использовать свои способности, он будет в одинаково зависимом положении.

Для трехмесячного младенца Монтессори рекомендовала вешать простой мобиль,  такой как деревянное кольцо на резинке, которое новорожденный сможет подтянуть к себе и схватить. Эластичная резинка, прикрепленная к мобилю, позволяет совершить хватательно-отпускательное движение. Младенец схватывает объект, подносит его ко рту, отпускает его, объект отпрыгивает обратно на свою исходную позицию, готовый снова быть схваченным и снова поднесенным ко рту. Иногда младенец не  рассчитывает движение руки и не  достает до кольца, что дает ему непрерывный опыт восприятия расстояния до предмета. В этом процессе младенец постепенно начинает понимать, что его биение и попадание по мобилю заставляют его перемещаться и крутиться. Малыш сам является источником движения — не взрослый или механическое устройство — и таким образом он начинает осознавать смысл своих появляющихся способностей. В результате продуманной заботы взрослых в обеспечении  правильной помощи развитию его рук, младенец получает знание о себе и своей окружающей среде.                     
В какой-то момент, пока младенец колотит и хватает висящий объект, его собственные руки попадают в поле его зрения. Он обнаруживает кое-что еще более интересное, чем объект, до которого он доставал. Он исследует свои собственные руки, находит свои пальцы, то случайно сцепляя их, то неловко разъединяя. Он начинает открытие человеческой руки с ее удивительными способностями служить инструментом и источником информации о мире.

Поскольку в разном возрасте у младенцев есть различный опыт взаимодействия с одними и теми же объектами, не нужно покупать или делать новые игрушки (исключением являются мобили для зрительного развития в ранние месяцы). Более удобно менять или повторно использовать те же самые предметы. В три месяца младенец может просто держать объект. В четыре — пять месяцев он может начать манипулировать тем же самым предметом. Держание и манипулирование дают ребенку два совсем разных опыта, каждый из которых базируется на предыдущем опыте и служит закреплению полученной информации и развитию навыка. Как уже упомянуто ранее, произойдет привыкание к предмету и возможно потребуется повторное введение старых объектов. В нашей культуре мы склонны давать ребенку  один новый объект за другим, как только интерес начинает спадать. Поэтому мы снова хотим подчеркнуть: повторение является ключевым в процессе обучения во всех возрастах. Повторное введение, не замена, является ответом на процесс привыкания к объектам.

Паула Полк Лилльярд, Линн Лилльярд Джессен
Монтессори-педагогика с самого начала
Перевод Евгении Ткачевой

Перейти наверх